ДоМиЛяМи  
  Русская музыка Классика Музыка XX века Школа Лекторий Истории Театр Фойе  
 
Русская музыкаТанеев Сергей ИвановичКалинников Василий СергеевичГлазунов Александр КонстантиновичСкрябин Александр НиколаевичРахманинов Сергей ВасильевичСтравинский Игорь ФедоровичГлиэр Рейнгольд Морицевич Мясковский Николай ЯковлевичПрокофьев Сергей СергеевичШостакович Дмитрий ДмитриевичПервая симфонияЧетвертая симфонияПятая симфонияШестая симфонияСедьмая симфонияВосьмая симфонияДевятая симфонияДесятая симфонияОдиннадцатая симфония «1905 год»Двенадцатая симфония «1917 год»Концерт для скрипки с оркестромКонцерт для виолончели с оркестромКабалевский Дмитрий БорисовичХачатурян Арам ИльичХренников Тихон НиколаевичКлассическая музыкаЗарубежная музыка XX векаМузыкальная школаЛекторийМузыка в театреМузыкальные историиМузыкальное фойе

Я не знаю большего счастья для композитора, чем написать простую песню, которая через пятьдесят лет станет народной, а имя ее творца между тем будет позабыто.
(Р.Штраус)

Шостакович Дмитрий Дмитриевич

ШЕСТАЯ СИМФОНИЯ, CИ МИНОР

СОЧ. 53 (1939)
I. Largo.
II. Allegro.
III. Presto
Первое исполнение — 5 ноября 1939 г. в Ленинграде
под упр. Е. Мравинского

Шестая симфония получила признание не сразу. Многое в ней показалось странным. И то, что она состоит из 3 частей вместо обычных четырех; и то, что I часть — медленная и строгая — совсем не похожа на бурные Allegro классических симфоний; и то, что последующие части не связаны по содержанию ни с первой, ни между собой. Время помогло осознать смысл этой смелой, оригинальной концепции. 3 части симфонии — три мира образов. В пределах одного произведения показаны резко различные грани жизни. Композитор словно подчеркивает мысль о ее многоликости, захватывающем многообразии ее проявлений.

Скорбной сосредоточенностью проникнута музыка I части. Она течет медлительно и ровно. Рождается образ оцепенения, скованности, заставляющий вспомнить о реквиеме. По-баховски возвышенна суровая главная тема. В ее облике есть что-то от интонаций патетической речи. «Говорящие» интонации есть и в побочной теме, возникающей у английского рожка. Но здесь они далеки от ораторской патетики: печальная покорность слышится в них.

II часть — скерцо — резко переключает музыку в иной план. В ней множество тем, мелькающих, точно в калейдоскопе. И ни одной них не суждено надолго завладеть вниманием слушателей. Изобилие быстро чередующихся мелодий могло бы вызвать ощущение радостного оживления, если бы не их характер, странно извиваюющийся, колючий. Оркестр звучит сухо и холодно: преобладают деревянные духовые, ксилофон, малый барабан. Мало-помалу возникает образ чуждых человеку сил, очерченный полуреально, полуполуфантастически.

Финал полон энергии и веселого задора. Его образы подчерк~росты, подчас грубоваты. Они заимствованы из живого музыкального быта: с темпераментным галопом, тяжеловесным вальсом, бодрым маршем остроумно и вполне естественно соседствуют отголоски музыки Моцарта и Россини... Пьянящим чувством земной радости заканчивается симфония. Но слушатель не забыл дум I части и недобрых, дразнящих звучаний второй, унося в сознании сложный, по-шекспировски многогранный образ, сливший воедино противоположные начала жизни.


Следующая страница: Седьмая симфония

      • Главная   • Русская музыка   • Шостакович Дмитрий Дмитриевич   • Шестая симфония   
 
  Талисман. Роман Татьяны Латуковой на электронном рояле Театральный буфет. Русметалтехника Виниловые пластинки  
 
© ДоМиЛяМи - музыкальный портал, 2014-2020

о проекте     контакты     карта сайта

Рейтинг@Mail.ru