ДоМиЛяМи  
  Русская музыка Классика Музыка XX века Школа Лекторий Истории Театр Фойе  
 
Русская музыкаГлинка Михаил ИвановичБалакирев Милий АлексеевичБородин Александр ПорфирьевичМусоргский Модест ПетровичРимский-Корсаков Николай АндреевичЧайковский Пётр ИльичАренский Антон СтепановичЛядов Анатолий КонстантиновичТанеев Сергей ИвановичКалинников Василий СергеевичГлазунов Александр КонстантиновичСкрябин Александр НиколаевичРахманинов Сергей ВасильевичСтравинский Игорь ФедоровичГлиэр Рейнгольд Морицевич Мясковский Николай ЯковлевичПрокофьев Сергей СергеевичШостакович Дмитрий ДмитриевичКабалевский Дмитрий БорисовичХачатурян Арам ИльичХренников Тихон НиколаевичКлассическая музыкаЗарубежная музыка XX векаМузыкальная школаЛекторийМузыка в театреМузыкальные историиМузыкальное фойе

Я не знаю большего счастья для композитора, чем написать простую песню, которая через пятьдесят лет станет народной, а имя ее творца между тем будет позабыто.
(Р.Штраус)

МОДЕСТ ПЕТРОВИЧ МУСОРГСКИЙ

(1839 — 1881)

Сколько свежих, нетронутых искусством сторон кишит в русской натуре! и каких славных! Частицу того, что дала мне жизнь, я изобразил... в музыкальных образах...
М. Мусоргский

Мусоргский принадлежит к числу тех реформаторов искусства, которые оказывают на его развитие сильное и длительное воздействие. Сподвижник Балакирева, он был самым смелым из композиторов Могучей кучки, шел трудным, но полным открытий путем новаторства. Творчество Мусоргского — детище сложной и бурной эпохи идейно-общественного подъема 1860 — 70-х гг. и, так же, как эта эпоха, наполнено острой конфликтностью, ставит большие социальные проблемы.

С беспощадным реализмом вскрывая противоречия русской действительности того времени, Мусоргский поднимает целые пласты народной жизни со всеми ее тяготами, беспросветной нуждой, горем и просыпающейся могучей силой протеста. Его искусство гуманистично. Оно звучало как набат, призывающий к борьбе за освобождение народа. «Народ хочется сделать: сплю и вижу его, ем и помышляю о нем, пью — мерещится мне он, он один, цельный, большой, неподкрашенный и без сусального». В операх «Борис Годунов» и «Хованщина» — подлинных народных музыкальных драмах — Мусоргский обратился к рубежным периодам русской истории, нарисовал картины крестьянских бунтов.

Мусоргский — мастер социально-психологического портрета. В вокальной музыке он раскрывает сущность характера своих героев через музыкальное претворение народного говора, «мелодики» речевых интонаций, а также закономерностей русской крестьянской песни. Художником-характерологом Мусоргский предстает и в инструментальных сочинениях, но в этой области расцветает и его дар музыканта-живописца. Однако область инструментальной музыки редко привлекала внимание Мусоргского, всецело увлеченного оперой и камерной песней.

Список произведений данного жанра исчерпывается несколькими названиями, среди которых главное место занимают симфоническая картина «Ночь на Лысой горе», сюита «Картинки с выставки» и вступление к опере «Хованщина», известное под названием «Рассвет на Москва-реке». Все эти произведения программны. Реалист по складу мышления, Мусоргский тяготел к образной конкретности, сюжетности, к воплощению определенных жизненных ситуаций, событий и характеров, проявляя при этом богатый дар музыкальной изобразительности.

«НОЧЬ НА ЛЫСОЙ ГОРЕ», СИМФОНИЧЕСКАЯ ФАНТАЗИЯ (1867)

Первое исполнение — 15 октября 1886 г. в Петербурге под упр. Н. Римского-Корсакова

«Ночь на Лысой горе» — одно из ранних сочинений Мусоргского — имеет довольно длинную историю создания. Толчком к появлению замысла пьесы послужило сделанное Мусоргскому в 1860 г. предложение написать музыку к драме «Ведьма» малоизвестного драматурга Менгдена. Через 7 лет музыка к драме превратилась в симфоническую картину «Иванова ночь на Лысой горе» со следующим содержанием: «1. Сбор ведьм, их толки и сплетни. 2. Поезд Сатаны. 3. Поганая слава Сатане и 4. Шабаш». Впоследствии композитор намеревался использовать отдельные эпизоды в неосуществленной коллективной работе кучкистов-опере-балете «Млада», а позже — в виде сценической интермедии в опере «Сорочинская ярмарка». Наконец, в 1886 г., уже после смерти композитора, Римский-Корсаков создал последнюю, ныне исполняющуюся редакцию, отобрав лучшие материалы и заново оркестровав произведение.

Программа «Ночи на Лысой горе» легко «вычитывается» из самой музыки фантазии. Это — бесовская оргия, картина шабаша, написанная с размахом и острым ощущением фантастики. В пронзительном свисте флейт, гобоев, кларнетов, в завываниях скрипок несутся ведьмы на шабаш. Изображение «поезда Сатаны» сменяется неистовой пляской, основанной на «дикой», угловатой теме. В музыке слышен топот танцующей нечисти. Оргия то утихает, то вспыхивает с новой силой и наконец смолкает. Наступает утро. Прозрачными красками рисует автор картину занимающейся зари. Слышны пение скрипок, переливающиеся арпеджио арф, появляется словно издалека по-русски привольный напев пастушьего рожка (кларнет). Словно исчезает ночная мгла, и взору открываются залитые утренним солнцем долины. Фантазия заканчивается тихими и умиротворенными звучаниями.

«РАССВЕТ НА МОСКВА-РЕКЕ» (1874)

«Рассвет на Москва-реке» написан как вступление к опере «Хованщина» и имеет символический смысл: это рассвет над Россией, начало нового этапа в ее истории, ознаменованного реформами Петра 1. Вместе с тем вступление содержит живописную задачу, мастерски выполненную композитором, и как самостоятельная пьеса давно вошла в симфонический репертуар.

Используя разнообразные звуковые ассоциации, рисует Мусоргский ясное утро в белокаменной златоглавой Москве. В тишине звучат далекие наигрыши, их сменяет мотив раздольной песни; вот как будто слышен крик петуха (кларнет), и тут же ему отвечают призывные звуки фанфары (валторна), откуда-то доносятся гармошечные переборы. Так из разрозненных звуковых образов создается картина пробуждающейся Москвы.

На фоне прозрачных пассажей скрипок гобой распевает по-русски широкую мелодию; к нему присоединяются кларнеты. Раздаются первые удары колоколов, мелодия продолжает развиваться, шириться, наполняется силой, сверкает в светлом, блестящем тембре высоких скрипок. Кажется, все утопает в золотом свете утреннего солнца, в малиновом звоне церковных колоколов. Но постепенно звучность стихает, истаивает, картина «удаляется», растворяясь в прозрачных тембрах кларнетов, валторны, флейт, в затихающем тремоло альтов.

СЮИТА «КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ» (1874)

Оркестровка М.Равеля (1922)
Первое исполнение — в 1922 г. в Бостоне под упр. С. Кусевицкого

В 1874 г. в Петербурге открылась посмертная выставка работ русского художника В. Гартмана. Художник умер в возрасте 39 лет, «загнанный и замученный обстоятельствами» (В. Стасов). Талант Гартмана не успел развернуться, но его проекты свидетельствовали о стремлении к созданию нового русского архитектурного стиля. Этим он был близок Мусоргскому, хотя их дарования несоизмеримы. Оба работали в области монументальных форм, обоих привлекала народная жизнь (песни Мусоргского и жанровые акварели Гартмана).

Под впечатлением гартмановской выставки Мусоргский начал с увлечением работать над фортепианной сюитой «Картинки с выставки». «Гартман кипит, как кипел «Борис», — писал композитор В. Стасову. — Звуки и мысль в воздухе повисли, глотаю и объедаюсь, едва успеваю царапать на бумаге». Однако Мусоргский не стремился к созданию музыкальных «копий» гартмановских рисунков, а интерпретировал их по-своему. Рисунки служили лишь толчком для фантазии композитора. Так, например, проект часов в виде избушки на курьих ножках вдохновил композитора на сказочную картину, изображающую полет Бабы-Яги; рисунок гнома — игрушки для раскалывания орехов-превратился в психологический портрет фантастического существа, а проект городских ворот в Киеве послужил поводом для создания подлинно эпической картины.

«Картинки с выставки» — цикл из 10 разнохарактерных пьес, представляющих собой жанровые, пейзажные зарисовки и психологические портреты. Автор стремился объединить цикл с помощью пьес-интермедий, написанных на одну музыкальную тему в духе русской народной песни и названной «Прогулкой», Сюжетно — это прогулка по выставке, а по смыслу — отклик композитора на ту или иную картину Гартмана. Поэтому тема «Прогулки» всякий раз меняет свой облик, Во второй же половине цикла «Прогулка» как самостоятельная пьеса исчезает, но ее тема проникает в другие пьесы и особенно широкое развитие получает в «Богатырских воротах».

Произведение новаторское, «Картинки с выставки» быстро вошли в репертуар пианистов. Не заставили себя ждать и попытки создания их оркестрового варианта. Первая из них, оставшаяся неосуществленной, принадлежит Н. Римскому-Корсакову, другая — его ученику М. Тушмалову. Две оркестровки сделаны советскими музыкантами С. Горчаковым и Д. Рогаль-Левицким. Однако наибольшую и вполне заслуженную популярность приобрела оркестровка, выполненная в 1922 г. французским композитором М. Равелем, Гениальный мастер оркестра, Равель сумел глубоко проникнуть в замысел русского композитора: образы Мусоргского зажили в его партитуре новой жизнью.

Сюита открывается «Прогулкой». Широко и привольно звучит ее русская песенная тема, излагаемая сначала трубой, затем медной группой, к которой присоединяются струнные, а под конец торжественно возглашаемая всем оркестром.

I. «Гном» — психологический портрет маленького фантастического существа, смотрящего на мир недобрым и настороженным взглядом. Глухие «ворчливые» басы, интонирующие угловатую, «колючую» тему, холодный звук высоких деревянных духовых и челесты — основной тембровый контраст, точно найденный Равелем.

II. «Старый замок» — единственная в цикле лирическая пьеса. По свидетельству Стасова, у Гартмана был изображен средневековый замок, а перед ним — поющий трубадур. Мусоргский, повидимому, стремился, скорее, передать колорит средневековья. Отсюда — тоскливо-заунывный характер мелодии, подчеркнутый Равелем с помощью тембра солирующего саксофона, звучащего на фоне однообразно-неизменного ритма аккомпанемента (виолончели).

III. «Тюильрийский сад» («Ссора детей после игры») — полная движения жанровая сценка, изображающая игры и шалости детей на аллее парка Тюильри.

IV. «Быдло». Гартман изобразил запряженную волами польскую телегу на огромных колесах. У Мусоргского эта картина словно оживает. Телега движется медленно, тяжело, приближается и удаляется; ее несмазанные колеса скрипят (грузные аккорды низких струнных и деревянных), а песня возницы звучит уныло и монотонно (солирующая туба, соло этого инструмента встречается крайне редко.).

V. «Балет невылупившихся птенцов». Толчком для этой пьесы послужил эскиз к балету «Трильби», изображающий невылупившихся маленьких канареек, Равель находит остроумные приемы, усиливающие комические, изобразительные эффекты, которыми изобилует это грациозное скерцино.

VI. «Два еврея, богатый и бедный» — яркая жанровая сценка-диалог с остро очерченными социально-психологическими портретами. Тема богача (унисоны низких струнных) с ее повелительными размашистыми интонациями выражает смесь чванливого презрения и медлительной важности. Тема бедняка, о чем-то умоляющего своего богатого соплеменника, основанная на всхлипывающих интонациях, воспроизводит скороговорку, жалобное причитание (труба с сурдиной).

VII. «Лимож. Рынок» — живая, полная света жанровая картина, изображающая суету пестрой рыночной толпы, болтовню судачащих торговок и сплетниц.

VIII. «Катакомбы» («Римская гробница»). По словам Стасова, у Гартмана изображены сам художник, архитектор Каннель и проводник, осматривающие при свете фонаря парижские катакомбы. Настроение сцены воссоздается с помощью таинственных гармоний, облаченных в фантастический тембровый наряд. Вторая половина пьесы названа «C мертвыми на мертвом языке». На рукописи Мусоргским написано: «Творческий дух умершего Гартмана ведет меня к черепам, взывает к ним, черепа тихо засветились». Эта часть пьесы основана на неузнаваемо изменившейся теме «Прогулки», поданной в сумрачно мерцающих гармониях и тембрах (деревянные, засурдиненные скрипки).

IX. «Избушка на курьих ножках» («Баба-Яга»). С поразительной яркостью рисует Мусоргский причудливый, коварно-злобный облик одного из популярных персонажей русской сказки-Бабы-Яги, ее стремительный полет в ступе. Равель находит удивительно точные тембры — токкатное движение струнных, форшлаги флейты, а в полной сказочного оцепенения середине — тремоло флейты, глухие таинственные «шаги» фаготов и бас-кларнета с флажолетами арф.

Х. «Богатырские ворота». Эта пьеса достойно венчает сюиту. И широкая тема, движущаяся богатырской поступью, и мотив русской молитвы, и праздничный перезвон колоколов создают эпическую картину Киевской Руси с ее мощью, величием и героическим размахом.


Симфонические сочинения:

•  Скерцо (1858),
•  «Ночь на Лысой горе» (1867),
•  «Рассвет на Москва-реке» и «Картинки с выставки» (1874),
•  «Взятие Карса» — Турецкий марш (1880).


М.Г. Арановский
(Для слушателей симфонических концертов)


Следующая страница: Римский-Корсаков Николай Андреевич

      • Главная   • Русская музыка   • Мусоргский Модест Петрович   
 
  Талисман. Роман Татьяны Латуковой на электронном рояле Театральный буфет. Русметалтехника Виниловые пластинки  
 
© ДоМиЛяМи - музыкальный портал, 2014-2021

контакты     карта сайта

Рейтинг@Mail.ru