ДоМиЛяМи  
  Русская музыка Классика Музыка XX века Школа Лекторий Истории Театр Фойе  
 
Русская музыкаКлассическая музыкаЛюдвиг ван БетховенФранц ШубертКарл-Мария ВеберФеликс МендельсонРоберт ШуманФредерик ШопенГектор БерлиозФеренц ЛистРихард ВагнерИоганнес БрамсПервая симфонияВторая симфонияТретья симфонияЧетвертая симфонияСезар ФранкЖорж БизеБедржих СметанаАнтонин ДворжакЭдвард ГригГустав МалерАнтон БрукнерКлод ДебюссиРихард ШтрауссЗарубежная музыка XX векаМузыкальная школаЛекторийМузыка в театреМузыкальные историиМузыкальное фойе

Одна только мелодия — источник того непобедимого могущества, которым обладает вдохновенное искусство.
(Ж.Руссо)

Иоганнес Брамс

ЧЕТВЕРТАЯ СИМФОНИЯ, МИ МИНОР

СОЧ. 98 (1885)
I. Allegro non troppo
II. Andante moderato
III. Allegro giocoso
IV. Allegro energico e passionate
Первое исполнение — 25 октября 1885 г. в Мейнингене

Четвертая симфония — одно из самых совершенных и великих созданий Брамса. Поразительна стройность, мудрая соразмерность этого вдохновенного произведения: оно кажется высеченным из одной глыбы гранита. Слушателя захватывает не только чувство высшей, почти античной красоты, но и ощущение обжигающей жизненной правды. Не забывая о нескончаемом многообразии жизни, композитор стремится подчеркнуть ее серьезные, суровые стороны. Мужественно и просто рассказывает музыка о нравственном долге, железной необходимости борьбы и ее трагических превратностях.

Симфония.начинается необычно: тихий сердечный напев струнных звучит как продолжение ранее начатой душевной беседы. Элегический тон этой темы определяет общий характер I части, в которой есть, однако, и активные призывы, и страстная лирика, и напряженный драматизм. А в заключение главная тема выступает в ярко трагическом освещении, словно предвещая грозные события финала. Раздумчивый монолог валторны открывает П часть, чистую и строгую. Музыка погружается в глубокую, романтически окрашенную созерцательность.

Шумно и весело врывается начало III части — скерцо. Упругая энергия движения, сочные контрасты, забавные неожиданности — все это напоминает бурный уличный праздник. Жизненные противоречия отступили, но последняя часть неумолимо ввергает в самую пучину борьбы: с устрашающей непреклонностью звучит у медных суровая хоральная тема финала.

Когда сочинялся финал, любимым чтением Брамса были трагедии Софокла. Не потому ли столько душевного величия в этой музыке? Скорбью, смятением охвачено сильное, мужественное сердце. Не случайно Брамс обратился к скульптурно строгой старинной форме чаконы: короткая 8-звучная тема становится основой 32 вариаций, с неуклонной последовательностью развивающих главную мысль. В среднем разделе финала вариации далеко уводят от первоначального характера темы, рождая то печальные, то торжественно-светлые образы. И вновь врывается раскаленный поток трагических вариаций.

«Мне кажется подлинно сверхъестественным страшное душевное содержание этой вещи, — писал замечательный дирижер Ф. Вейнгартнер. — Я не могу избавиться от навязчиво возникающего образа неумолимой судьбы, которая безжалостно влечет к гибели то ли человеческую личность, то ли целый народ... Конец этой части... настоящая оргия разрушения...» От элегических настроений 1 части к высокому трагизму финала — таков путь, пройденный музыкой гениальной последней симфонии Брамса.



      • Главная   • Европейская классическая музыка   • Иоганнес Брамс   • Четвертая симфония   
 
  Талисман. Роман Татьяны Латуковой на электронном рояле Театральный буфет. Русметалтехника Виниловые пластинки  
 
© ДоМиЛяМи - музыкальный портал, 2014-2021

контакты     карта сайта

Рейтинг@Mail.ru