ДоМиЛяМи  
  Русская музыка Классика Школа Лекторий Истории Театр Фойе  
 
Русская музыкаКлассическая музыкаЛюдвиг ван БетховенФранц ШубертКарл-Мария ВеберФеликс МендельсонРоберт ШуманФредерик ШопенГектор БерлиозФантастическая симфонияГарольд в ИталииФеренц ЛистРихард ВагнерИоганнес БрамсСезар ФранкЖорж БизеБедржих СметанаАнтонин ДворжакМузыкальная школаЛекторийМузыка в театреМузыкальные историиМузыкальное фойе

Музыка — единственный всемирный язык, его не надо переводить, на нем душа говорит с душою.
(Б.Ауэрбах)

Гектор Берлиоз

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ СИМФОНИЯ («ЭПИЗОД ИЗ ЖИЗНИ АРТИСТА» ), ДО МАЖОР

СОЧ. 14 (1830)
I. «Мечтания и страсти» . Largo, Allegro agitato ed appassionato assai.
II. «Бал» . Ча1зе. Allegro non troppo.
III. «Сцена в полях» . Adagio.
IV. «Шествие на казнь» . Allegretto non roppo.
V. «Сон в ночь шабаша» . Larghetto. Allegro
Первое исполнение — 5 декабря 1830 г. в Париже
под упр. автора

Фантастическая симфония — первое значительное сочинение Берлиоза, своего рода его музыкальный манифест. В этой симфонии композитор решительно порывает с традициями венского классицизма, выработанными им канонами построения симфонии.

Отныне ее форма и развитие подчиняются только бурной, экзальтированной фантазии творца и принятой им программе, сколь бы необычной она ни была. Программа «Фантастической» написана самим Берлиозом и напоминает новеллу, «рассказанную» композитором в романтически-приподнятых тонах с изрядной долей фантастики и гротеска.

Вступление. «Молодой музыкант с болезненной чувствительностью и пылким воображением, безнадежно влюбленный, в припадке отчаяния отравляется опиумом. Дозы, принятой им, оказалось недостаточно, чтобы вызвать смерть; он погружается в тяжелый сон. В его больном мозгу возникают самые странные видения; его ощущения, чувства, воспоминания претворяются в музыкальные мысли и образы. Сама любимая женщина стала для него мелодией, как бы навязчивой идеей, которую он встречает и слышит всюду» .

I часть. «Он вспоминает тот душевный недуг, те необъяснимые страсти и печали, те внезапные радости, которые он испытал, прежде чем увидел ту, которую он любит; потом — всепоглощающую любовь, нахлынувшую на него внезапно, лихорадочные тревоги, припадки бурной ревности, возвращение нежности, утешение п религии...» В соответствии с программой музыка 1 части отличается нервной экзальтацией, резкой контрастностью состояний. За бурными, порой экстатическими взлетами следуют моменты депрессии, за страстными порывами надежды — отчаяние, радость сменяется печалью, мечтательность — душевным смятением. И вся эта богатейшая гамма чувств воспринимается как искренняя лирическая исповедь. 1 часть написана в форме сонатного allegro с медленным вступлением. При этом распевная главная партия становится лейтмотивом симфонии, символизирующим образ возлюбленной навязчивую идею

II часть. «Герой встречает любимую на балу, в шуме блестящего празднества». Эта часть решена в виде вальса. Мелодия, полная очарования и изящества, легко «скользит» у струнных; то нежно-лиричный, то импозантный, вальс одновременно характеризует и настроение героя, и обстановку бала. В конце появляется тема возлюбленной, но затем исчезает в водовороте праздничных звучаний.

III часть. «Однажды летним вечером он слышит перекликающийся наигрыш двух пастухов. Эти звуки, окружающая природа, шелест слегка колышимых ветром листьев, проблески надежды, недавно окрылившей его, — все вселяет в его сердце непривычный покой, а его мысли принимают более светлый характер... Но она вновь появилась; его сердце сжимается, его волнуют мрачные предчувствия — верна ли она... Один из пастухов возобновляет свою наивную мелодию, другой не отвечает более. Солнце садится... «удаленный раскат грома... одиночество... молчание...» Программа достаточно определенно характеризует музыку этой тонкой п поэтичной пасторали. Типичен контраст между умиротворенной п совершенной в своем гармоническом покое природой и неистовством чувств героя. Замысел подсказал композитору 3-частное строение части с бурной, взволнованной серединой, где вновь проходит лейтмотив возлюбленной.

IV часть. «Ему снится, что он убил ту, которую любил, что он осужден на смерть и его ведут на казнь под звуки марша, то мрачп п о и сурового, то блестящего и торжественного. Глухой шум тяжелых шагов внезапно сменяется резкими ударами. Наконец навязчивая идея вновь появляется как последняя мысль о любви, прерванная роковым ударом».

IV часть — блистательно демонстрирует музыкально-изобразительный дар Берлиоза. На слушателя обрушиваются грохот барабанов, гром литавр, пронзительные звуки медных. Все — от начального пиццикато контрабасов, отбивающих тяжелую поступь, и суровой темы виолончелей до «удара гильотины» , перед которым словно видение проносится тема возлюбленной и после которого «взрывается» традиционная дробь военных барабанов, — воспринимается как реальное действие, совершающееся на громадной площади, в окружении несметных молчаливых толп. Казалось, композитором применены все средства для того, чтобы придать этой картине эпическую достоверность. Однако программа (приснившееся убийство) говорит о том, что это всего лишь пародия на героический марш, образец романтического гротеска.

V часть. «Он [герой] видит себя на шабаше, среди толпы теней, колдунов и чудовищ, собравшихся на его похороны. Странные шумы, стоны, взрывы смеха, отдаленные крики, которым как будто отвечают другие... Мелодия любимой возвращается еще раз, но она потеряла свой благородный и скромный характер, теперь — это отвратительный плясовой напев, пошлый и крикливый. То «она» идет на шабаш... радостный рев встречает ее... она присоединяется к дьявольской оргии... похоронный звон, шутовская пародия на Dies irae, хоровод шабаша. Dies irae и хоровод шабаша вместе».

И. Соллертинский писал, что последняя часть «Фантастической» — «один из шедевров Берлиоза. Несмотря на свой сюжет, она вовсе лишена мистической трактовки. Берлиоз не верит в своих духов. Он подает их с шутовским реализмом. Призраки выпуклы, осязаемы... Оргия для Берлиоза — лишь предлог для комбинаций ошеломляющих тембровых эффектов. Он словно опьянен оркестровыми возможностями: щедрыми пригоршнями он сыплет инструментальные находки одну за другой. Тут и высокие тремоло скрипок, и шуршащие, стрекочущие скрипки, словно имитирующие пляску скелетов, и пронзительный писк кларнета in Es, излагающего окарикатуренный, «опошленный» лейтмотив... и колокола, и неистовствующая медь. Дерзкая пародия на католическую обедню и фуга дают место новым оркестровым эффектам».

Финал — последняя страница в истории героя берлиозовской симфонии. Прекрасная возлюбленная «оборачивается» ведьмой, мечта осмеяна, романтический идеал низвергнут. Таков итог этого своеобразнейшего музыкального романа.

Фантастическая симфония имеет продолжение. Это лирическая монодрама «Лелио, или Возвращение к жизни» (II ч. «Эпизода из жизни артиста» ), написанная 2 года спустя (1831 — 1832) и являющаяся своего рода монтажом из монологов чтеца и оркестровых эпизодов. Уступая симфонии в художественном отношении, «Лелио» представляет исторический интерес.


Следующая страница: Гарольд в Италии

      • Начало   • Европейская классическая музыка   • Гектор Берлиоз   • Фантастическая симфония   
 
  Талисман. Роман Татьяны Латуковой на электронном рояле Театральный буфет. Русметалтехника Виниловые пластинки  
 
© ДоМиЛяМи - музыкальный портал, 2014-2020

о проекте     контакты     карта сайта

Рейтинг@Mail.ru